23 Октября 2013 / Статьи

Зачем наследник Дома Романовых реставрирует часовой завод 

Валерия Житкова Автор / Валерия Житкова
Валерия Житкова – постоянный автор Firrma.ru.
Зачем наследник Дома Романовых реставрирует часовой завод

Великий Князь Ростислав Ростилавович Романов, возможный наследник российского престола, несмотря на громкие титулы, оказался дружелюбным 28-летним парнем. Голубую кровь в нем выдает только безупречная аристократическая выправка и перстень с фамильным царским гербом. Рости – так Князя зовут в Англии, где он провел всю сознательную жизнь – по совместительству художник, бизнесмен, член совета директоров русского завода и отец двухмесячного сына. О том, что он делает в Москве, в какие сферы советует инвестировать и почему технологии – спасение для искусства молодой Романов рассказал в своем интервью для Firrma.ru.

Расскажите о том, чем вы занимаетесь в России

В России я делаю, в общем-то, две вещи: работаю и представляю Дом Романовых. Я один из самых молодых наследников нашего рода, и находиться здесь, на своей исторической родине, для меня большая честь. Тем более, сейчас – в этом году Дом Романовых отмечает свое 400-летие. Я работаю со своим другом, графом Жаком фон Полье. Вместе мы реконструируем старейший в России часовой завод «Ракета». Его основал мой прямой предок, Петр Великий, в 1721 году. Официально я занимаю должность главного дизайнера и вхожу в состав совета директоров «Ракеты», но фактически, помогаю Жаку всем, что в моих силах. Основная моя задача – помочь «Ракете» найти свой особенный стиль. Для продукта, в успехе или неуспехе которого большую роль играет дизайн, это очень важно. Я разработал новую модель часов, ее выход приурочен к юбилею нашего Дома. На циферблате изображены грифоны (а не львы, как думает большинство людей) – это наш фамильный герб. На моем родовом перстне точно такое же изображение. На оборотной стороне часов мы поместили портреты трех великих русских монархов: первого представителя династии – Михаила Романова, Петра I и последнего русского императора, Николая II.

Сколько всего наследников Дома Романовых в мире?

Около пятидесяти. Романовы живут в Дании, Швейцарии, Америке. Я поддерживаю связь почти со всеми. Но в России нет ни одного Романова. Это невероятная, уникальная для мировой истории ситуация.

Можно ли сказать, что в вашей семье сохранился русский дух? Есть какие-то русские традиции, которые вы соблюдаете?

Да, самая главная традиция – называть детей русскими именами. Мой отец – Ростислав Ростиславович, я Ростислав Ростиславович и мой маленький сын носит такие же имя и отчество. Еще мы каждый год празднуем русское Рождество. Я очень хочу выучить русский язык и читать произведения Достоевского и Толстого в оригинале. Недавно прочел Лескова на английском, был поражен силой его таланта. А детям обязательно буду вслух читать русские сказки.

Если бы у вас была такая возможность, в какой эпохе вы хотели бы родиться?

Думаю, я хотел бы жить в одно время с моим любимым художников, Василием Кандинским.

Но ведь Кандинский жил на рубеже 19 и 20 веков, а это трагический период для вашей семьи

Да, я знаю. Но я сейчас говорю не как Романов, а как человек, который восхищается личностью художника. Вообще я сужу о вещах не с точки зрения наследника царской династии, а с точки зрения русского англичанина, который посвящает большую часть жизни искусству и творчеству. Люди ведь любят или не любят меня не за то, что я Романов, а за то, кто я такой на самом деле. Понимаете – как человек, как личность. Я бы очень хотел встретиться с Кандинским, поговорить с ним, попытаться понять, как он смог соединить в своем творчестве всё то, что ему удалось соединить, и настолько точно отразить дух своей эпохи.

Вы как художник считаете, что технологии убивают искусство?

Я считаю, что технологии часто рождают искусство. Когда появились фотография и кинематограф, многие пророчили смерть живописи. Но этого не произошло. Просто родились две новые изумительные ветви искусства, вот и всё. Действительно, некоторые считают, что новые разработки убивают творчество. Но технологии спасают людям жизни, и это намного важнее.

Вы используете в вашей дизайнерской работе технологические новинки?

Развитие новых технологий меняет нас самих и всё, что нас окружает. Подумать только, 10 лет назад мне было 18, и получать сообщения по e-mail для меня было чем-то невероятно крутым. Наш мир был абсолютно другой планетой. Но в работе я пользуюсь только своей фантазией и собственными руками. Если говорить вообще о том, что кажется мне интересным, то меня приводит в невероятный восторг перспектива печатать предметы на 3D-принтере. Как только появится такая возможность, я обязательно куплю его. Ручка Doodle – еще одна волшебная вещь, которой я восхищаюсь и создателям которой аплодирую. С ее помощью можно рисовать в пространстве, а значит, быть художником и скульптором одновременно. Думаю, эту идею нужно как-то развить, уверен, получится здорово. А вот модель очков дополненной реальности меня не впечатляет.

Вопрос к вам уже не как к художнику, а как к бизнесмену: как вы думаете, какие сферы наиболее перспективны для российских стартаперов?

Я ощущаю себя, всё же, не бизнесменом, а творцом. Но одно могу сказать точно: Россия – удивительная страна, которая сегодня переживает бурный рост практически во всех областях. Мне кажется, сейчас очень благоприятный момент, чтобы вообще что-либо начинать и развивать. Мало кто из молодых бизнесменов здесь осознает это, но перед ними открыты по-настоящему великие возможности. Я бы, конечно, хотел, чтобы россияне инвестировали в свое искусство, которым я не перестаю восхищаться. Но перспективнее всего, на мой взгляд, открывать дело в сфере IT-технологий. В России сейчас настоящий технологический бум, об этом говорит весь мир.

Представим, что я предприниматель, который так же, как и вы с г-ном фон Полье, решил реорганизовать старинное производство чего-либо. С чего начать?

Первое и единственно верное ваше действие – инвестировать в «Ракету». Таким образом, вы выгодно вложите средства и поможете восстановить старейший в России завод. А если серьезно, то восстановление такого большого механизма, как часовой завод, крупнейший в СССР, невероятно сложная задача. Для этого нужно много сил, людей и средств. Поэтому разумнее присоединиться к уже существующему проекту, если уж в планах у вас что-то настолько глобальное. Но есть еще вариант: вы вполне можете наладить собственное небольшое производство каких-нибудь традиционных русских товаров, например, сладостей – я знаю одни, они, по-моему, называются «пастила». И благородно, и шансов на успех довольно много.

Каковы ваши планы на будущее?

На этот вопрос у меня нет ответа. Я живу одним днем и считаю это правильным. Сейчас я занимаюсь живописью и дизайном, помогаю своему другу в его глобальном проекте по реконструкции «Ракеты» и получаю от всего этого колоссальное удовольствие.